«Суд, Коллективизация 2020 и ЗоЗПП» ч.1

Эссе на тему изменений процессуального законодательства скоропостигшие нас к 2020 году. Коллективные иски применительно к сфере действия закона «О защите прав потребителей«.

// Мнение мое о коллективизации в делах судебных, несколько отличается от мнения коллег. Вероятно в силу того что я выходец из ЗоЗПП, и он как первая любовь….

Попытка найти анализ этих новаций в тырнете, провалилась. В основном краткие информ-заметки о введении норм. Либо попытки анализа, но исключительно его Арбитражной составляющей.

 «Вступивший в силу с 01.10.2019 года закон о групповых исках (ФЗ от 18.07.2019 г. №191-ФЗ) невольно поднимает вопрос о том, какое место он должен занять в системе коллективных форм защиты, известных отечественной правовой системе? ??»

Кратко обозначу мою позицию на данный момент — Меня всегда коробили коллективные иски. Я их именую Колхозными.

Во первых, потому что они навеяны чужеродным кинематографом, достаточно странно интерпретирующим правовое регулирование коллективного иска. Там, достаточно сказать – «это моя собственность и застрелить гостя, безнаказанно.»

Во вторых, потому что (имхо) они усредняют ситуацию, отвлекают от нюансов, особенно единичных нюансов, конкретного случая. Эти самые нюансы в классическом процессе способны перевесить чашу весов фемиды. И могут, остаться незамеченными, погребенными под ворохом иных доводов. Практикующим юристам (литигаторам) известен такой метод запутывания суда – заваливание ворохом документов или длинно-длинными ответами, на простые вопросы, единственная цель которых лишить легкости восприятия ситуации, при прочтении протокола заседания.

В третьих, это «засланный казачёк», т.е. лицо присоседившееся к колхозному иску, с целью осложнить защиту прав истцов, и подыгрывать ответчику.

Но обратимся к постатейному разбору.

/здесь и далее я позволяю себе вольные сокращения текстов, оставляю только сущностно-значимое/./да простят меня судьи ВерховногоСуда/

Статья 3.Внести в Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации  следующие изменения — статью 30 дополнить — содержания: «4. Иски о защите прав и законных интересов группы лиц, в том числе прав потребителей, подаются по адресу ответчика.»;

Таким ненавязчивым способом, вероятно действуя из благих побуждений, законодатель осложнил, и даже сделал невозможной защиту прав простых потребителей. И уж точно изменил правовые конструкции, защиты, проверенные временем.

Увы, степень правового анализа последствий принятия новелл законодателем, ниже низшего.

НЕ оспариваю, что вероятно каким либо иным группам населения и будет польза от новвоедений, но только не Потребителям.

Как явствует из прочтения ст.244-20  «2. Под членами группы лиц в настоящей главе понимаются граждане и организации, отвечающие совокупности условий, указанных в части первой настоящей статьи, независимо от присоединения их к требованию о защите прав и законных интересов группы лиц.»

Если перевести на ЗоЗПП (защиту прав потребителей), то все Покупатели магазинов «Е-ёрочка» являются членами группы лиц «покупателей магазинов «Е-ёрочка»».

Мне обоснованно возразят, что я неправ, что закон в пункте 1 говорит о наличии совокупности четырех условий. Конечно вы правы, но до определенного момента.

Условие 1 – единый ответчик – выполнен

Условие 2 – общие либо однородные права и интересы – тут нюансы, как вычислять. Если всех покупателей обвесили, то очевидно, что однородное право нарушено. Или всем продали просрочку. Как быть суду? Полагать, что это две самостоятельные группы лиц А- «обвешанных покупателей магазинов «Е-ёрочка», Б- «отравленных покупателей магазинов «Е-ёрочка»». Или это одна группа «Обманутых покупателей магазинов «Е-ёрочка»» Но при этом условие 2 выполнено.

Условие 3 – схожие фактические обстоятельства – конечно выполнено. Поскольку покупатели посетили магазин, совершили покупку и оказались в итоге обмануты.

Условие 4 – одинаковый способ защиты права – выполнено. Тут все пошли в  «коронный» суд, а не обратились к суду Линча.

Следовательно проблематика в степени детализации критериев для попадания в «группу лиц», и вольность трактовки конкретным судом первой инстанции.

5. Рассмотрение дела о защите прав и законных интересов группы лиц по правилам, установленным настоящей главой, допускается в случае, если ко дню обращения в суд лиц, указанных в частях третьей и четвертой настоящей статьи, к требованию о защите прав и законных интересов этой группы лиц присоединились не менее двадцати лиц — членов группы лиц.

Здесь возникает непоняточка, что имелось ввиду – сам факт рассмотрения дела (как это следует из текста) или факт принятия иска по такому делу. Ведь по общим правилам рассмотрение начинается с вынесения судом Определения о принятии иска. Коллизюнчик (имать его закон).

Вернемся к примеру вышеупомянутой группе лиц «покупателей магазинов «Е-ёрочка»». Для средней и крупной торговой сети, таковая группа лиц образуется ежедневно, гарантировано в РФ, из 10000 посетителей 20 точно попадут в группу обманутых.

В совокупности с нормами пункта 6 этой же ст.244-20, допускающей присоединение члена группы лиц к требованию о защите прав, свобода судебного усмотрения расширяется.

И тут возможно запустить механизм недобросовестного поведения, который я именую — «засланный казачёк». Ответчик имитирует документы, создает лицо, якобы потерпевшее от его ответчика деяний.

Но цель этого лица присоединиться к колхозному иску. Оказывать влияние на представителей защиты, выступать в суде и подыгрывать ответчику. Мы же помним, что самим истцам и ответчикам лгать в суде не возбраняется. И кара их не постигнет.

Как пример, мошеннический автосалон. После получения коллективного иска, имитирует страдальца, и тот присоединившись в суде, рассказывает, что все документы показывали сразу, все объясняли и не обманывали. Формально он кричит караул-грабят, а фактически внедряет юридически значимые факты, формулировки, от имени истцов, но которые ослабляют истцовую позицию.

Бороться с этим практически невозможно, как и с «засланным казачком» в суде присяжных. Когда на этапе формирования суда присяжных, прокуратурой преднамеренно внедряют пенсионера опера-прокурора. Который оказывает влияние на прочих присяжных, и является миной замедленного действия, поскольку если решение не понравиться властям, то «неожиданно» выяснится боевое прошлое пенсионера опера-прокурора, и вышестоящий суд легко и законно отменит вердикт этих присяжных.

Но вернемся к анализу. Читаем вполне себе безобидные законоположения статьи 224-22, пункт 1

1. В исковом заявлении, поданном в защиту прав и законных интересов группы лиц, должно быть указано лицо, которому поручено ведение соответствующего гражданского дела в интересах группы лиц (далее в настоящей главе — лицо, которое ведет дело в интересах группы лиц).

Лицо, которое ведет дело в интересах группы лиц, должно быть членом данной группы лиц,….

 Лицо, которое ведет дело в интересах группы лиц, действует
от имени группы лиц без доверенности ….

И зададим себе вопрос, какая судьба иска, если таковым лицом которому поручено ведение соответствующего гражданского дела в интересах группы окажется тот самый «засланный казачёк»???

Нет, не так!, возразят мне. В статье 224-22, пункт 2 особо прописано «Такое лицо обязано добросовестно защищать права и законные интересы группы лиц.». Что тут сказать? Аргумент! (кстати так называется палка резиновая милицейская).

Напомню про ст.10 ГК РФ, и прочие статьи прочих законов, обязывающие действовать честно, добросовестно, итп. Напомню про повсеместное их безнаказанное игнорирование.

Тем кто со мной не согласен, порекомендую во время массовых мероприятий подойти к ОМОНовцу и произнести «Конституционные права..а..ааааа..». Ответ омоновца вы прочитаете в медкарте из травмапункта или из полицейского протокола.

Возвращаясь к основной теме, пункт 2 статьи 224-22, содержит еще одно опасное для истца толкование «Если иное не предусмотрено соглашением группы лиц, лицо, которое ведет дело в интересах группы лиц, вправе поручить ведение дела представителю».

Т.е. «засланный казачёк» заняв позицию ведущего, может не просто «слить процесс», но и ввести в завышенные расходы (убытки) истцов, по оплате дорогих услуг представителей.

Впрочем это может сделать и не только  «засланный казачёк», но и просто недостаточно компетентный страдалец из группы лиц, участников Колхозного иска.

Острастка суда, изложенная в пункте 3 статьи 224-22, напугает лишь несведующего, и начинающего. Опытные просто не обратят внимания.

Оценивая положения пункта 2 статьи 224-25, мы сталкиваемся с фразой

«2. Дело о защите прав и законных интересов группы лиц рассматривается судом в срок, не превышающий восьми месяцев со дня вынесения определения о принятии искового заявления к производству суда, включая срок на подготовку дела к судебному разбирательству и принятие решения по делу.»

Шикарно, скажут несведующие. Увы отмечаю Я, увы, это фактически гарантированно что рассмотрение затянется на эти 8 месяцев точно, с учетом апелляции, гарантирован http://poziciya.spb.ru/groupcall2/год судиться.

продолжение по ссылке,

всегда ваш Виталий Иванов, (с) Fatograff

IA Position (с) свидетельство о регистрации СМИ Эл №ФС77-44741 . не агент
Главный редактор Кушеев С.С. press.fian@gmail.com, smipoziciya@gmail.com +79119808112
права-продавца.рф СМИ-Позиция СПб.